Смелое предложение - Безделушки в Избушке Capt Cate

Перейти к контенту

Смелое предложение

Рассказы
  Всего две недели назад Алексей не подозревал, что за счастье бороться  не надо. Он с раннего детства привык к необходимости постоянно сражаться  за всё: за мирное небо и за свободу Анжелы Дэвис, за целинный миллиард и  за светлое будущее австралийских пигмеев, за крепкую и здоровую семью -  цементирующую ячейку общества и за счастливое детство - не было  проявления жизни, за которое не надо было бороться. Вся жизнь - борьба и  вся жизнь в борьбе. По бушующим волнам, с горбушкой хлеба пополам, и  ветер лавиной, и всем половина, и время гудит БАМ! на просторах крутых  БАМ!.. и... и, если отбросить шелуху лжи и сбить пену псевдопатриотизма,  это было прекрасно, если кто ещё помнит.

  Когда-то все причисляющие себя к интеллигенции москвичи занимались  сбором макулатуры, чтобы обменять её на новые порции той же макулатуры,  но в виде прекрасно изданных серий типа "Проклятых королей" Дрюона,  заполнить ими домашние полочки, подбирая корешки по цвету, и иногда  любовно смахивать с них пыль. Алексею же, тогда молодому специалисту, по  распределению попавшему в ящик, принесли толстую стопку мятых, неважно  отксеренных - тогда это называлось как-то по-другому, но уж не  вспомнить, - листов на несколько дней: эту синюшную с пятнами стопку и  без какой-либо обложки ждала длинная очередь сослуживцев.

  -- Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в  переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает  финский нож! Она-то, впрочем, утверждала впоследствии, что это не так, что любили  мы, конечно, друг друга давным-давно, не зная друг друга, никогда не  видя, и что она жила с другим человеком, и я там тогда... с этой, как  ее...
  -- С кем? -- спросил Бездомный.
  -- С этой... ну... этой, ну... -- ответил гость и защелкал пальцами.
  -- Вы были женаты?
  -- Ну да, вот же я и щелкаю... на этой... Вареньке, Манечке... нет,  Вареньке... еще платье полосатое... музей... впрочем, я не помню. Так вот она говорила, что с желтыми цветами в руках она вышла в тот  день, чтобы я наконец ее нашел, и что если бы этого не произошло, она  отравилась бы, потому что жизнь ее пуста. Да, любовь поразила нас мгновенно. Я это знал в тот же день уже, через  час, когда мы оказались, не замечая города, у кремлевской стены на  набережной. Мы разговаривали так, как будто расстались вчера, как будто знали друг  друга много лет. На другой день мы сговорились встретиться там же, на  Москве-реке, и встретились. Майское солнце светило нам. И скоро, скоро  стала эта женщина моею тайною женой.

  -- Ты когда лёг спать?
  -- Когда стал клавиши носом склёвывать... Не помню.
  -- Безобразие!!! Я же просила, и ты обещал!
  -- И ничего страшного... Ой... Не в том смысле, что обещал, а что ничего страшного... Ты немного обиделась?
  -- Неа, никогда не обижаюсь... и даже не умею... Интересно даже - в каком случае ты можешь обидеться на меня?
  -- Ну, милая моя, откуда мне знать?
  -- Зато я знаю - нет ничего такого... Я никогда не обижу тебя.
  -- И я тебя - никогда.
  -- Вот поэтому все разногласия не стоят ничего.
  -- Вбила последний гвоздь. Оспорить невозможно... Ты завтра во сколько  освободишься? Может, мне удастся раньше с делами управиться.
  -- Трудно сказать сейчас, часов в 5.
  "Эд ву прэ, мсье? - услышал Алексей судью на старте и глубоко вдохнул.  Мысли его, как и тело, замерли, осталось восхитительное волнение,  которое, он хорошо это знал, исчезнет с первым выплеском энергии из  напряжённых мышц... секунда... две... три... - Партэ!"... Резкий выдох:
  - Алёнка, а может... мы завтра... спрячемся где-нибудь от чужих глаз?
  Зелёный огонёк Агента тут же погас. Алексей бросил вёсла и обречённо  уткнулся лбом в колени. По ушам били громкие звуки ударов о воду и  бурлящих бурунов от вёсел удаляющихся за спиной соперников...
  Им уже пора на финише быть, а всё ещё рядом, - удивился наконец Алексей  непрекращающемуся шуму, поднял голову и обернулся: насколько хватало  взора в серой пелене серая вода размывает серые берега - и никого...  один... опять один... Только шум - это сердце гонит вёслами кровь по  каналам его поникшего тела, потоки схлёстываются, волны вскипают и бьют,  бьют о берег, по барабанным перепонкам, перекатываются через преграды,  заливая зрительные колбочки... Но вот и оно безнадёжно бросило грести,  стало тихо. Окружающий серый мир мало-помалу стал принимать разумные  очертания.
  "Побластило... поманило... сказка... фея... волшебство... всё  испортил..." - бормотал Алексей. Да, он и прежде долго не тянул с первым  поцелуем, но - так?! (Нет-нет, читатель, ты, надеемся, давно понял, что  Алёша - не сторонник лёгких связей и таких же отношений, но, если уж  влюбился...). "Что со мной случилось? Ведь я даже не сказал ей, что  люблю? Необыкновенная неземная женщина каким-то чудом оказалась почти  рядом, а я... Грубый мужик протянул заскорузлые пальцы к нежному  мотыльку с прозрачными крылышками, купающемуся в солнечных лучах в  ванночке прекрасного цветка. Мрачная тень, взмах крыльев - и мотылёк  слился с природой... Не найти... никогда...".
  Алексей вздрогнул от знакомого мелодичного звука, огонёк Агента вновь  зазеленел, а с ним вместе окрасились зеленью берега, заголубела и  засверкала в лучах сияющего солнца гладь реки...
  -- Мы скоро увидимся... Спокойной ночи! :) :-*

...Я хотела бы жить с Вами
в маленьком городе,
где вечные сумерки
и вечные колокола.
И в маленькой деревенской гостинице
Тихий звон
Старинных часов
Капельки времени...
А иногда, по вечерам,
Из какой-нибудь мансарды флейта.
И сам флейтист в окне.
И большие тюльпаны на окнах.
И, может быть,
Вы бы даже меня не любили...

© Capt Cate
Использованы отрывки из произведений М. Булгакова и М. Цветаевой.
Назад к содержимому
Top.Mail.Ru Анализ сайта Яндекс.Метрика Анализ сайта - PR-CY Rank